ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сердце зимы
Трое
Другая женщина
Пятое Евангелие
Проживи мою жизнь
Дневник интриганки
Всего один день. Лишь одна ночь (сборник)
Зеленый Марс
Шашлык из козла отпущения
Содержание  
A
A
«Уважаемый доктор, спаситель зверей,
В Африку к нам поспешите скорей!
Жители всей обезьяньей страны
Вторую неделю ужасно больны.
На нас, обезьянок, набросился вдруг
Злой, никому не известный недуг».

— Недуг? — вскричала обезьянка Чу-Чу. — Никогда не слышала о таком звере! Бедная, бедная моя двоюродная тетя, несчастные мои африканские родственники! Доктор, доктор Дэдэ, как же нам спасти их от этого непонятного Недуга?

— Не волнуйся, — сказал доктор Дулитл, — я знаю, как победить любой непонятный недуг. Надо дать ему имя, и он тут же превращается в понятную болезнь. А от всякой понятной болезни есть лекарство.

— Тогда скорей в дорогу! — заторопилась попугаиха Полли. Ей не терпелось отправиться в родную Африку подальше от холодной зимы, снежной метели и ледяного ветра. Но доктор Дулитл их остановил:

— Дорога предстоит дальняя. Пешком не доберешься. Придется плыть на корабле. А билеты ужасно дорогие. Впрочем, у меня есть копилка. Поглядим, сколько в ней денег.

Проворная обезьянка Чу-Чу в мгновение ока вскарабкалась на полку, где стояла большая глиняная копилка, и потрясла ее. В глиняном животе копилки жалко звякнула одна монетка.

— Денег осталось чуть-чуть, — растерянно сказала Чу-Чу.

— Куда же девались остальные? — удивился доктор Дулитл. Сова Ух-Ух, как птица грамотная, каждый день записывала расходы по дому в большую тетрадь. Она тут же раскрыла ее и сообщила:

— Неделю тому назад вы купили погремушку в подарок новорожденному барсучку. Третьего дня закупили сто метров шелковых лент для бантиков на мышиные хвосты. У них как раз был Сырный карнавал. Позавчера вы приказали купить вазу картонных фруктов и преподнести ее вашей сестре мисс Салли, чтобы она украсила свою шляпку к свадьбе. А вчера вы отдали остатки еды бродячей собаке для ее щенков. Не понимаю только, откуда там, в копилке, еще одна монетка? Ну-ка, Чу-Чу, взгляни.

— Сейчас, погодите чуть-чуть, — сказала обезьянка и перевернула копилку. Из прорези выкатилась медная пуговица от морского кителя. — Ха! — засмеялась обезьянка. — Я совсем забыла! Эту пуговицу я нашла в саду и спрятала в копилку.

Доктор Дулитл и его звери - i_010.jpg

— И я совсем забыл! — радостно воскликнул доктор Дулитл. — Я забыл про своего знакомого капитана дальнего плавания. Он уже совсем старый и не выходит в море. Но зато у него есть корабль! И этот корабль давно скучает по дальним плаваниям!

— Так скорей идемте к этому старому капитану! — заторопилась попугаиха Полли.

Ей так хотелось в Африку! Она так радовалась будущему путешествию, что заплясала на спинке стула за спиной доктора Дулитла и запела настоящую африканскую песню. Ту самую, что частенько напевал давний ее приятель попугай Ара:

Ярче солнечного шара,
Жарче пасти ягуара
Обжигает без пожара
Африканская Сахара, ара-ара.
Но в Сахаре там и тут
Звери весело живут.
Мягче мягкого дивана,
И прохладнее фонтана,
И вкуснее, чем сметана,
Африканская саванна, ана-ана.
И в саванне там и тут
Звери весело живут.

Глава 7. Сборы

Старый капитан дальнего плавания жил на берегу моря рядом со своим кораблем, который давно уже скучал в маленькой бухте. Долго смотрел старый капитан на доктора и его зверей, прикидывая, можно ли им доверить свой корабль. Он с сомнением качал головой, а доктор Дулитл убеждал его:

— Мои звери отличные моряки, капитан. Сова Ух-Ух может быть впередсмотрящим. Обезьянка Чу-Чу самый ловкий матрос на свете. Она мигом вскарабкается на любую мачту в самый жуткий шторм. Крокодил Кро-Кро просто родился в воде. Он снимет корабль с любой мели.

— А я, — вмешалась попугаиха Полли, — незаменимый лоцман. Я укажу кораблю самый короткий и безопасный путь в Африку.

— Теперь убедились, дорогой капитан, что нам можно доверить ваш корабль? — спросил доктор Дулитл.

Доктор Дулитл и его звери - i_011.jpg

И старый капитан согласился. Об одном он только жалел — что не сможет сам командовать кораблем в дальнем плавании. Ему уже тяжело было даже командовать в собственном доме, так стар и немощен он был.

А доктор Дулитл и его спутники стали готовиться к плаванию. Руководила всем, конечно же, попугаиха Полли. Не раз она пересекала моря в клетке, прицепленной к мачте корабля. Опытная путешественница, она диктовала сове Ух-Ух, как самой грамотной, список припасов и снаряжения.

— Пиши, — говорила она. И сова Ух-Ух с готовностью поднимала перо над листом бумаги. Попугаиха Полли поднимала глаза К потолку и медленно диктовала: — Первым делом надо насушить сухарей. Гав-Гав и Кря-Кря! — крикнула она. — Берите мешок — и бегом к булочнику за хлебом. Мы из него наделаем хороший запас морских сухарей под названием галеты. — Собачка Гав-Гав и утенок Кря-Кря понеслись к булочнику, а Полли продолжала: — Вторая важная вещь — пресная вода. Учтите, в море вся вода ужасно пересолена. Даже суп из нее не сварить. Поросенок Хрю-Хрю, — распорядилась она, — погрузи пустые бочки на крокодила Кро-Кро и марш на родник за чистой пресной водой!

И крокодил с поросенком не мешкая отправились за водой. А Полли надолго задумалась. В этот момент явился в дом к доктору Кошачий Кормилец Коко. Его помощники внесли ящик с солониной — запасом мясной еды на целый месяц.

— Примите в подарок, — сказал Кошачий Кормилец, — я бы с удовольствием отправился вместе с вами, но жена моя Кошелиза говорит, что будет страшно скучать по мне, усядется у окна и станет ждать, ждать, ждать без еды и питья, пока не умрет с тоски. Так что плывите без меня, но непременно передайте поклон обезьянам.

Кошачий Кормилец ушел, а попугаиха Полли снова принялась диктовать.

— Не забыть бы нам колокол, — сказала она задумчиво.

— Зачем? — спросила сова Ух-Ух.

— Отбивать склянки, — пояснила Полли.

— Разбивать склянки? — поразилась сова. — Но зачем же нам в море бить посуду?

Попугаиха Полли просто зашлась от смеха. Она хлопала себя крыльями по бокам и хохотала до слез.

— Ох, уморила! — всхлипывала она. — Вот что значит никогда не бывать дальше собственного дупла! Склянки — это не посуда. Так называют время на корабле. Сколько раз ударят в колокол, столько часов, то есть склянок, отбили. Понятно?

— Понятно, — сказала сова, хотя мало что поняла, а еще меньше поверила. «Странное дело — морское путешествие, — подумала она, — в море полно воды, а пить ее нельзя. Бьют какие-то склянки, а говорят, что отмеряют время». Если бы она, бедняжка, услышала вдобавок, что пройденный путь моряки отмеряют не километрами и часами, а узлами, то совсем бы запуталась. Она, наверное, решила бы, будто на корабле тем лишь и занимаются, что завязывают узлы на веревках. На самом деле только так говорят: «скорость нашего корабля десять узлов». Такие уж странные эти моряки — при думал и свой морской язык. Впрочем, если у зверей есть свой язык, почему бы и морякам не завести свой?

Но мы отвлеклись и забыли про попугаиху Полли, которая важно продолжала:

— Якорь, якорь бы нам не забыть! Иначе мы не сможем остановиться у берегов Африки, а вечно будем скитаться по морям, как Летучий голландец.

— Кто такой Летучий голландец? — тут же спросила любознательная сова.

— Это корабль-призрак. Моряки говорят, что встреча с ним предвещает беду.

— Но мы, наоборот, плывем выручать из беды! Мы идем на помощь! — воскликнула сова Ух-Ух.

6
{"b":"211806","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Переговоры без компромиссов. Веди переговоры так, словно от них зависит твоя жизнь
Норман. Шаг во тьму
Сердце зимы
Прежде чем ты уйдешь
Разведенная жена или черный треугольник
Спаси меня нежно
Анти-Стариков-2. Правда о русской революции. От Февраля до Октября. Гадит ли англичанка в России?
Дитё. Посредник
Только достойный