ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Свиток проклятых
DISHONORED: Порченый
Цитадель
Как я стал боевым магом
Разведенная жена или черный треугольник
Осенний трон
Кто кого предал
Суперработа, суперкарьера
Первая ведьма
Содержание  
A
A

Но вдруг грянула гроза! Нет, нет, небо было в тот день чистое и ясное. Гром и молнии метала сестра доктора мисс Салли.

— Всё! — возмущалась она. — Больше не могу! Я устала вести хозяйство в доме, где каждый сорит по-своему. Крокодилий хвост оставляет мокрые полосы на ковре. Попугаиха Полли всюду разбрасывает шелуху от земляных орешков. Утенок Кря-Кря щиплет бахрому праздничной скатерти. Собачка Гав-Гав изжевала домашние туфли доктора Дулитла. Сова Ух-Ух качается на маятнике настенных часов, и они все-время показывают неправильное время. Поросенок Хрю-Хрю храпит по ночам, и я совершенно не высыпаюсь. Ежик уколол мне палец. Змеи путаются под ногами. Обезьянка Чу-Чу сгрызла картонные фрукты на моей шляпе. Она, видите ли, думала, что они настоящие! А если бы они и впрямь были настоящие? Выходит, я не могу себе позволить в своем собственном доме носить на шляпе настоящие фрукты?

Я заявляю, что больше терпеть не намерена! Кроме того, я немедленно выхожу замуж. И в моем доме не будет ни одного животного. Ни мухи, ни комара!

Она собрала свои вещи и ушла замуж. За кого бы вы думали? За доктора из захолустного городка Коровье Поле, или попросту — Коровполя!

А доктор Дулитл остался жить со своими зверями. Он совершенно не умел вести хозяйство, а звери не умели вести себя.

И вскоре дом стал похож на хлев, птичник, скотный двор, конюшню и кротовью нору одновременно. Спали все как попало. Ели что попало. Бросали вещи куда попало. Иногда зверям попадало за это от доктора Дулитла. Конечно, тем, кто попадался под руку.

Доктор Дулитл и его звери - i_009.jpg

Однажды попугаиха Полли полдня искала свои очки. Она перерыла всё — все шкафы и кухонные шкафчики, все завалы на столе, на стульях, заглянула во все кастрюли. Обезьянка Чу-Чу при этом кривлялась и хихикала:

— Они, наверное, упали на пол! А что упало, то пропало! У нас же пол завален по колено всяким барахлом!

— Ах так! — рассердилась Полли. — С сегодняшнего дня я буду вести домашнее хозяйство! — Она собрала всех зверей и произнесла такую речь: — В этом доме я самая старшая. Мне уже стукнуло то ли сто восемьдесят два, то ли даже сто восемьдесят три!

— Надо же, столько раз ты стукнутая! — вставила обезьянка Чу-Чу. — Поздравляем с днем рождения!

— Спасибо, не перебивай! Итак, — продолжала Полли, — в отсутствие мисс Салли я, Полли, становлюсь хозяйкой дома. Неужели мы, звери, не сможем выручить любимого нашего доктора Дэдэ?

— Сможем! Сможем! — закричали все наперебой.

— Я могу давать молоко, сметану, масло, — сказала корова.

— Я буду возить дрова, — сказала лошадь.

— Если не возражаете, — скромно заметил крокодил Кро-Кро, — я мог бы пилить дрова. Одного зуба у меня, правда, не хватает. Но осталось достаточно. Даже трудно сосчитать. Не пасть, а пила.

— А я дам сколько угодно шерсти на теплые носки доктору, — проблеяла овца.

— Я свяжу не только носки, но и свитер, и перчатки, — сказала ежиха.

— Куры будут нести яйца, а я могу продавать на базаре цветы, — тараторила обезьянка Чу-Чу, — а еще редиску, если она вырастет, и лук, и бананы. Только жаль, они растут не здесь, а в Африке!

— Помолчи, — перебила ее попугаиха Полли. — Так вот, друзья мои, с сегодняшнего дня начинаем новую жизнь. Раньше доктор Дэдэ помогал зверям. Теперь и звери помогут ему. На завтрак у нас будет омлет с овечьим сыром, на обед молочная каша и творожный пирог, на ужин какие-нибудь овощи.

— Я буду составлять меню, — сказала сова Ух-Ух. — Я птица ученая, грамотная.

— Правильно, — согласилась Полли. — Дом сторожить станет собачка Гав-Гав, а в саду пусть хозяйничает поросенок Хрю-Хрю — он здорово умеет носом рыть землю, вскапывать грядки и окучивать овощи. До зимы еще далеко, а там что-нибудь придумаем. Главное, чтобы доктор Дэдэ мог спокойно лечить зверей.

Замечательная жизнь началась в доме доктора Дулитла. С утра до вечера трудились звери. Готовили еду, убирали, чинили, мыли посуду, шили, вязали, топили камин.

А в сумерки, уставшие и довольные, все собирались у камина, и попугаиха Полли, которая немало пожила на свете и повидала всякого, рассказывала увлекательные истории.

Однажды, это было уже зимой, они сидели у огня и слушали очередную историю.

— Был у меня в незапамятные времена один знакомый попугай Ара, — начала Полли, и все затихли. — Очень ученый. Он знал все языки мира и даже язык деревьев. Да-да, деревья болтают между собой, особенно в ветреный день.

Так вот, этот попугай жил у капитана дальнего плавания. Вместе с ним он побывал на всех морях — на Красном, на Черном, на Белом, на Желтом, на Синем…

— Нет такого моря, — перебила ее обезьянка Чу-Чу.

Попугаиха Полли снисходительно улыбнулась.

— У тебя совершенно нет фантазии, — сказала она. — Есть такое море. Во всех сказках о нем пишут. Почитай как-нибудь на досуге: на Синем море, за Синими морями… И не мешай, пожалуйста, рассказывать. На чем я остановилась?

— На Синем море, — услужливо подсказал ей поросенок Хрю-Хрю.

— Да-да, на Синем, на Фиолетовом, на Зеленом…

— Уж такого точно нет! — взвилась Чу-Чу.

— Ха! — презрительно хмыкнула Полли. — А как, по-твоему, называют джунгли? Зеленое море джунглей. Кстати, там мы и познакомились с попугаем Ара. Их корабль потерпел крушение у берегов Африки, и с тех пор попугай путешествовал на плече капитана. Он, думаю, и сейчас еще живет в тех краях. Эх, побывать бы в Африке… Вот бы навидались вы там чудес! — И попугаиха Полли надолго замолчала.

Вдруг собачка Гав-Гав насторожилась.

— Тихо! — сказала она. — Кто-то стучится в окно.

Глава 6. Письмо из Африки

За окном мела метель. Снежинки метались в воздухе, будто стая рыбок, спасающихся от акулы. В этой снежной круговерти ничего нельзя было разглядеть. Только вдруг послышался мягкий стук в стекло. Словно кто-то кинул в окно маленький шарик снежка. Собачка Гав-Гав встрепенулась и заворчала. Звери прильнули к окну. А доктор Дулитл открыл форточку и крикнул:

— Кто там? Входите, пожалуйста! Дверь не заперта!

Никто не ответил. Может быть, собачке Гав-Гав показалось? Но нет. Она навострила уши и повела носом. А это означало: снаружи кто-то чужой, мои уши не обманывают, мой нос не ошибается.

Доктор Дулитл, который, как мы знаем, прекрасно знал язык зверей, умеющих говорить молча, распорядился:

— Сбегайте кто-нибудь на улицу и поглядите, кто к нам пришел. Вот хотя бы ты, сова Ух-Ух, слетай, пожалуйста.

Сова Ух-Ух выскользнула в открытую форточку и тут же исчезла в снежной кисее, словно утонула в ней. Все замерли в ожидании. Через минуту сова снова влетела в форточку. Она летела как-то боком, одним крылом прижимая к груди дрожащий пушистый комочек. Обезьянка Чу-Чу бросилась к ней и выхватила комочек своими ловкими пальцами.

— Ласточка, — изумилась она, — замерзшая ласточка.

Доктор Дулитл отобрал у обезьяны ласточку и стал отогревать ее своим дыханием. Постепенно клювик птицы оттаял, перышки расправились, с раздвоенного хвоста упали две капельки растаявшего снега. Тогда доктор вынул из настенной аптечки пузырек с какой-то темной жидкостью и дал глотнуть бедной ласточке. Та судорожно напрягла тонкое горлышко и открыла черные бусинки глаз. Наконец она совсем пришла в себя, встряхнулась и клювом вытащила из-под крыла свернутое в трубочку письмо. Доктор Дулитл развернул его и прочел: «Город* Лужтаун-Болотвиль. Доктору Дулитлу, знаменитому звериному доктору Дэдэ…»

— Ой! — вскрикнула обезьянка Чу-Чу. — Я узнаю почерк моей двоюродной тети. Она живет в Африке!

— Так ты прилетела из самой Африки? — удивился доктор Дулитл, оглядывая крохотную ласточку. — Как же у тебя хватило сил и смелости? Ведь у нас сейчас зима!

— Но у моих друзей, обезьян, случилось несчастье. А летать-то они не умеют! — ответила ласточка. — Вы почитайте письмо — там все написано.

Доктор Дулитл надел очки и стал читать вслух:

5
{"b":"211806","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сухой закон для Диониса
Ученик
Изменницы
Завещание Казановы
Куриный бульон для души. 101 вдохновляющая история о сильных людях и удивительных судьбах
Случайный турист
Тайна трех сироток
Герцог оперативного назначения
Пирог из горького миндаля