ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вячеслав Алексеев

Экспедиция

Часть 2

Москва Златоглавая, и звон колоколов…

1

Стас сидел на скамейке у соседнего подъезда своего дома, приглядываясь к прохожим, но пока это были незнакомые люди. Не прошло и двух сигарет, как его надежды оправдались — из дома вышла женщина с собачкой, которую судя по всему он и поджидал…

— Стасик? Привет! Ты чего здесь делаешь? Ой… Простите, я кажется ошиблась.

— Здравствуйте. Извините, но если вы имеете ввиду Стаса Медведева, то ошибиться не сложно. Я его двоюродный брат и все говорят, что мы очень похожи.

— Да-а-а? Ну надо же! Как вылитый, но…, пожалуй…, только Стаспостарше будет…

— Я только сегодня приехал в Москву, вот тут у меня записан адрес и телефон брата. Я ткнулся, а там мне сказали, что такие здесь давно уже не проживают. И новый адрес не знают…

— Да, они переехали. Не далеко — всего четыре остановки на трамвае.

— У вас не будет его телефона?

— Конечно, записывайте…

* * *

— Алло! Будьте добры Стаса… Что? На работе? А когда он будет?… Поздно? Нет-нет, ничего не передавайте, я перезвоню… Не дозвонюсь? Почему?

… А на работу вы его телефон не знаете?… Нет?… Ну извините… Нет-нет, ничего не надо передавать…

Стас вышел из телефонной будки и, не торопясь, направился по улице, разглядывая витрины многочисленных палаток и товары уличных торговцев. Интересовался ценами, но ничего не покупал. Выйдя на перекресток с центральным проспектом, глянул на часы и принялся терпеливо ждать. Через полчаса к нему подъехал 157-й зилок. Приятели потеснились, и он уселся на свое единственно знакомое место в этом мире. Валентин и Евгений тоже были чернее тучи и только с лица Кокоря не сходила рассеянная блуждающая улыбка.

— Итак, подведем итоги первого знакомства с этой Москвой. — взял инициативу Стас. — С одной стороны — разница во времени с нашим миром — двадцать лет, и, казалось бы — это наш мир, просто продвинувшийся вперед, пока мы зимовали в средневековье. Помнишь, Жень, наш спор, когда Волгоград проезжали? Так что теперь уже точно известно — это параллельный мир, к нашей советской Москве он не имеет никакого отношения. Мы в виде двойников в этом мире существуем, а вот нашей конторы уже нет.

— И даже дом снесли — буркнул Женя. — А на автобазу ехать не рискнули, еще отберут машину — как мы тогда?

— Вы как? Видели своих двойников?

— Не-а — ответил Валентин за двоих, — Я еще не ездил к себе в Балашиху, а Женька-два куда-то пропал. Покрутились около его дома, Женька сам боится высовываться, вот я и расспрашивал. Соседи ничего не знают, других родственников у него нету.

— Если не считать бывшей жены. Так она, небось, уж и думать про меня забыла.

— Да, здесь капитализм еще круче, чем в глубинке, процветает… Валь, ты никак куртец прикупил?

— Ага, кожатый. Когда от Женькиного дома ехали к тебе, смотрим, толкучка не толкучка, палатки какие-то, киоски, магазинчики. А в них — все больше китайцы или вьетнамцы — кто их разберет. Наши тоже есть, но мало, и эти еще — дагестанцы. А товаров… Никогда в жизни столько дефицита не видел, чтоб в одном месте. Ну, остановились и отоварились. Я куртку, Женька — джинсы. И Кокоря приодели в цивильное. С ним больше всего хлопот было: что не примерим — в плечах маловато и в длину великовато. Не в телогрейках же ходить?

— Сколько стоит?

— Не поверишь — восемьсот тысяч! Почти миллион!

— С ума что ль сошел?

— Да не, цены у них такие. Привыкать пора, начальничек. Ты лучше объясни народу — как ты эту скифскую золотую поделку чуть за пять тысяч рублей не отдал. Почти сто грамм чистого золота — за бутылку водки… Хорошо — мы с Женькой тогда вмешались.

— Да черт их поймет, эти цены. Пять тыщ — машина по нашему, а тут тыщи — как копейки идут. Но мне кажется, тот грузин астраханский даже не понял ничего, ибо он изначально доллары подразумевал…

— Но ты то, чуть от долларов не отказался! Что б мы сейчас делали?

— Хм… Чудно. Валюту на каждом углу меняют, милиция спекулянтов охраняет. Мерседесов и фольсвагенов немецких больше чем жигулей! О, так и кишат! Не, тут настоящий капитализм. Это совсем не наша страна.

— А может у них капитализм с самого начала был?

— Не-е, не похоже. Слишком много советских примет. Хотя бы форма у милиционеров — наша. Слова — наши. Документы наши вполне годятся — тебя ведь дважды ГАИ тормозила и все чин чинарем, только что техосмотр не пройден, а так все в ажуре! Кабы здесь революции не было, по городу б городовые ходили.

— А Москва то как изменилась? Не обратили внимание? Ей-Бо, похорошела, отстроилась, чище стала. И указатели кругом. Блин, а мы все образцовый город строили, вот-вот, скоро, и все никак. Так вон, построенный уже…

— А реклам сколько? Огней неоновых. Все улицы переливаются.

— А эти, как их… О! Донер-Кебаб, кафешки быстрого питания…

— А товаров? Одной водки с пивом… Я и не знал, что столько сортов существует. Даже безалкогольное!!! Тьфу, изврат какой. Да кому оно надо?! Ни похмелишься даже, может и водка безалкогольная продается? Или колбасы — нашей простой, что за два-двадцать — нету, других же — за всю жизнь не перепробуешь! Да-а-ааа. Не, ребята, чужой город, не наш. Как в Америке. В наше время такого не было…

— Можно подумать, ты из Америки не вылезал…

— Кстати, — Подал голос Валентин, — Я бы сказал как в Германии — товары то все сплошь немецкие или китайские. Я ж служил в ГДР, и в Берлине бывал, но даже там такого обилия не видел.

— И звон колокольный… — Стас даже не слушал собеседников. — Я первый раз в Москве колокольный звон услышал.

— Это все лирика. Чего делать то будем? Начальник?

— Я все-таки думаю своего двойника дождаться. Договоримся с ним, ведь себя то я знаю, уж как-нибудь договорюсь сам с собой?

— А где он сейчас?

— На службе, в банке. В этом мире я не гидрогеолог, а банкир! Представляете? Моя жена сняла трубку — голос тот же! А я даже сказать не могу: кто я и что я…

— Ну это не твоя жена, а его. Твоя в нашем мире осталась. Во сколько он будет?

— Жена сказала — поздно. И прозвониться после его прихода будет невозможно… Какой-то модем включат… На всю ночь — чего-то качать будут. Чего за модем, зачем качать — переспрашивать не стал, вдруг это у всех включают? Подозрение вопрос вызовет. Так что его нужно около дома ловить. Новый адрес я узнал. Предлагаю — подъехать на машине к дому и ждать.

— А ты его узнаешь?

— Не знаю… Я себя со стороны, почему-то, никогда не видел. Валь, а может ты к нему подойдешь? А я уж потом…

— Да что вы, сговорились? Женька меня посылал, ты тоже… Ладно, посмотрим. Может он на машине подъедет, с охраной — все же банкир. Вон сколько машин по улицам развелось…

* * *

Вечером четверка друзей подъехала на грузовике к одно-подъездному дому-башне, где по слухам жил двойник Стаса. Во двор заезжать не стали, он был небольшой и сплошь забит легковушками — даже если попробовать протолкнуться внутрь, то потом ни выехать, ни развернуться. Решили остановиться на улице рядом с въездом во двор. Тут же находились трамвайная и автобусная остановки. На чем бы Стас номер два не приехал — этого пути ему не миновать. Впрочем с другой стороны дома также имелся проход к единственному подъезду, но темный, не освещенный, вдали от остановок общественного транспорта и с высокими тротуарными бортиками — если вдруг на легковой автомашине. Осмотрев его, приятели решили, что тут вряд ли вообще кто-нибудь будет ходить или подъезжать поздним вечером.

Прошло довольно много времени, приятели выкурили по полпачки сигарет, выпили большую бутыль пива Гессер и уже притомились рассматривать из окна прохожих, направлявшихся во двор дома — пока все спешившие мимо люди явно не имели никакого отношения к разыскиваемому двойнику. И, естественно, проморгали появление того, кто был им нужен.

1
{"b":"93820","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лягушонок Ливерпуль
Хмель
Мозг. Такой ли он особенный?
Проникновение
Женщины Африки. Составитель Стефания Лукас
Психология влияния
1000 и 1 ночь без секса. Черная книга. Чем занималась я, пока вы занимались сексом
Награда для генерала. Книга вторая: красные пески
Ярлинги по рождению