ЛитМир - Электронная Библиотека
Эта версия книги устарела. Рекомендуем перейти на новый вариант книги!
Перейти?   Да
A
A

______________

* Крестовский В.В. Петербургские трущобы. Книга о сытых и голодных: В 3 т. Т. 1. М.; Л., 1953. С. XI - XII.

Правда, по прошествии времени Крестовского стал стеснять успех его раннего романа. Такое тоже бывает в жизни и объясняется тем, что сам Крестовский эволюционировал от вполне понятного радикализма юности в сторону охранительную, где его ждала карьера государственного чиновника. Превращение это небезынтересно и стоит того, чтобы на нем остановиться подробнее. Для этого следует обратиться к биографии писателя.

* * *

Будущий писатель происходил из старинного, но разорившегося дворянского рода. Отец, Владимир Васильевич Крестовский, отставной улан, ввиду стесненных материальных обстоятельств отправил жену из Петербурга к ее матери в Киевскую губернию. Тут, в воспетой Гоголем Малороссии, и родился в 1840 году Всеволод Крестовский, тут прошло его детство.

Мать Всеволода, Мария Осиповна, урожденная Товбич, сама руководила воспитанием сына, хотя для этого были наняты и учителя и гувернантки. Она же подготовила Всеволода и к поступлению в Первую Петербургскую гимназию, закрытое учебное заведение, предназначенное для детей потомственных дворян.

Гимназия эта, преобразованная из бывшего благородного пансиона при Петербургском университете, была заведением привилегированным, однако в методах обучения мало чем отличалась от других учебных заведений. Например, от московского пансиона, в котором учился другой русский писатель XIX века, Всеволод Соловьев. В младших классах - розга, гувернеры - малообразованные иностранцы, с которыми гимназисты были в состоянии перманентной войны. Вот как описывает одного из таких гувернеров-надзирателей Вс.Соловьев в рассказе "Пансион". Один из них, "грязный, глупый и глухой вечно был облеплен пластырями и, страдая хроническим насморком, мыл в классе из графина, над плевательницей, свои носовые платки, а затем сушил их на классных подоконниках... Класс же при нем мог невозбранно всем своим инстинктам"*.

______________

* Соловьев Вс. Полн. собр. соч.: Кн. 41 - 42. Пг. 1917. С. 119-120.

Петербургские гувернеры считали своей главной задачей искоренять зловредные политические, свободолюбивые идеи. И выполняли эту задачу с особым рвением, пытаясь раздуть всякую шалость до размеров проступка, имеющего политическую окраску. Результатов они добивались прямо противоположных: гимназисты рано знакомились с политическим и религиозным свободомыслием, которое усугублялось, когда они становились студентами университета.

Не избежал этой общей для тогдашних молодых людей судьбы и Всеволод Крестовский, поступивший после окончания гимназии в 1857 году в Санкт-Петербургский университет, на историко-филологический факультет. Вот каким предстает он в воспоминаниях товарища по университету: "Всеволод Крестовский представлял тогда по облику, образу мыслей и даже юношеской симпатичности нечто приятное, несовместимое с позднейшим Крестовским, когда он писал "Панургово стадо", надел уланский мундир и стал редактировать варшавскую газету. Крестовский был товарищем по университету и, можно сказать, другом Писарева. Писал он не глубокомысленные, но красивые стихи под вкусным либеральным соусом. Например, "Христовы братья", "Весенняя смерть", "Испанские мотивы" были тогда очень популярны и симпатичны для многих читателей. В них чуялся поэт. Стихи его выливались из души"*.

______________

* Фирсов Н. Из воспоминаний шестидесятника // Исторический вестник. 1914. Май. С. 494.

А вот свидетельство другого мемуариста, известного русского литературного критика и историка литературы А.М.Скабичевского: "...был, впрочем, у нас и девятый однокурсник, но он с нами не мог сблизиться, так как почти целый год мы его не видели; он очень редко являлся в университет, чуть не гимназистом еще начавши вращаться в литературных кружках, и только в конце учебного года он выплыл и готовился вместе с нами к экзаменам, а затем опять исчез, как комета. Это был известный автор "Петербургских трущоб" В.В.Крестовский. Он был в то время еще свободомыслен, писал стихи, подражал Некрасову и производил этими стихами большой фурор на студенческих сходках... В короткое время экзаменационной горячки сблизиться с нашим кружком он, конечно, не успел: не до того в это время было. Тем не менее я помню, как во время приготовления не то по богословию, не то по греческому языку он очень горячо и резко старался обратить меня на путь всяческих отрицаний. Таким образом, как это ни странно, но я должен признаться, что первые семена свободомыслия посеял в меня автор "Панургова стада"*.

______________

* Скабичевский А. Литературные воспоминания. М.; Л., 1928, С. 166.

В воспоминаниях мемуаристов студент Вс.Крестовский предстает перед нами как литератор, имя которого становится известным читателю. Но пристрастился к сочинительству он гораздо раньше, еще в гимназии. Вначале он писал стихи по-юношески восторженные, как и полагалось в его возрасте. Но уже в четвертом классе гимназии пробует свои силы и в прозе. Один из рассказов юного гимназиста, "Вдовушка", попал в руки инспектору, был признан скабрезным, вольнодумным и предан сожжению.

К счастью, помимо инспекторов, были в гимназии и внимательные учителя. Преподаватель русского языка В.И.Водовозов заметил недюжинные способности своего воспитанника и всячески поощрял его к творчеству. Связи между учителем и учеником не порвались и когда гимназист стал студентом. Именно Водовозов летом 1858 года познакомил Всеволода Крестовского с Львом Александровичем Меем, вокруг которого группировался тогда кружок литераторов. Душою этого кружка был Аполлон Александрович Григорьев, известный русский поэт и критик. Состояли в нем также литератор Владимир Рафаилович Зотов, получивший сейчас некоторую известность благодаря историческим романам Юрия Давыдова, где он выведен в качестве действующего лица, и замечательный русский поэт Константин Константинович Случевский. Крестовский появился в этой компании не как ищущее покровительства молодое дарование, а как писатель, уже имеющий литературное имя, - его стихи и повести печатались во многих периодических изданиях: "Русском слове", "Времени", "Светоче", "Эпохе", "Русском вестнике", "Библиотеке для чтения" и др.

2
{"b":"78923","o":1}