ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вам меня не испугать
Серьги с алмазными бантами
Манарага
Холодные сердца
Девушка, переставшая говорить
Война на уничтожение. Что готовил Третий Рейх для России
Загадай желание вчера
Пансион искусных фавориток. Борьба за любовь
Музыкальный приворот. На волнах оригами

Annotation

Рассказ из антологии "Лучшее юмористическое фэнтези".

Дэмиен Бродерик

Дэмиен Бродерик

Прыжок сквозь Вселенную

Удивительно некрасивая женщина по имени Ся Шан-юн уже собиралась разнести на кусочки главное хранилище персональных файлов, расположенное на Западном Тихоокеанском побережье, когда Робот-надзиратель схватил ее за руку.

Шан-юн была необыкновенно высокого роста и походила на валькирию - почти два метра роста от кроссовок десятого размера[1] до макушки с беспорядочной, развевающейся черной гривой. Из-под тяжелых век на мир презрительно глядели раскосые желто-зеленые глаза восточного типа. Полные ярко-красные губы никак не соответствовали канонам красоты XXIII века, когда предпочитали бесцветные, узкие, бледные лица.

Я не собираюсь описывать ее грудь, яростные, животные движения ее мускулистого тела, широкий шаг длинных ног, руки, едва ли приспособленные для занесения данных в компьютер по пятнадцать часов в день. Полный портрет будет выглядеть женоненавистническим - как с нашей точки зрения, так и на взгляд Шан-юн.

Избавьте меня от этого. Ся Шан-юн была невероятно непривлекательна.

Во время Фазы Реконструкции отсталые родители Шан, последние на Земле сайентологи-конфуцианцы, спрятали ее в небольшом непроницаемом контейнере. И поэтому, когда инженеры-генетики с орбиты посылали на Землю импульсы, воздействовавшие на человеческие гонады и плоды и изменявшие структуру тела, Шан-юн не подверглась облучению. Несчастное создание выглядело ужасным пережитком эпохи потребления, господства Жестокого Экспрессионизма - XX века.

Недостатки внешности компенсировались у Шан-юн независимым характером и фантазией. Она день и ночь читала запрещенные книги (разумеется, запрещены были все книги, но некоторые из них значительно строже, и именно ими она набивала свой извращенный мозг).

Она разыскивала всевозможные сведения о XX веке, веке небывалой деградации и материальных излишеств.

Больше всего ей нравились описания соревнований по бегу.

Забравшись глубоко в старый городской коллектор, самыми темными ночами, при свете лишь одного карманного фонарика с радиоприемником, настроенным на пустую волну, Шан-юн тренировалась, пока не расплющились заклепки на самодельных кроссовках, а на голенях не развились нечеловеческого вида мускулы.

Вторым ее увлечением были книги о бодибилдинге.

С замирающим сердцем глядя на двумерные фотографии Бев Фрэнсис[2] и Арнольда Шварценеггера в расцвете сил, она приседала, качала пресс и бицепсы, укрепляла мышцы ног и грудной клетки, садилась на шпагат. Читателю остается лишь вообразить, во что в результате превратилось ее изначально ненормальное, атавистическое тело, потому что я не в силах описывать все эти ужасы.

Откуда роботам стало известно, что затевает Шан-юн? Она соблюдала все меры предосторожности. Покушение планировалось в мельчайших деталях в течение почти пятнадцати месяцев. Она дюжину раз перепроверила каждую фазу операции, от устройства на работу в Тихоокеанский Центральный Банк Данных до тайной доставки самодельной Полосатой Дыры в здание терминала.

Казалось, план был безупречен; однако в нем, совершенно очевидно, зияла брешь, в которую и смог пробраться Робот.

Робот-коп подъехал к Шан-юн как раз в тот момент, когда она входила в помещение Банка Персональной Информации - будучи учеником-ассистентом оператора базы данных, она имела на это полное право.

Краем узкого, раскосого, мерцающего желтым огнем глаза Шан заметила приближение Робота, но не остановилась.

Несмотря на то что она очень, очень хорошо бегала, в данном случае скорость не играла роли.

Из отверстий на груди Робота вылетело облако тонких, словно паутина, нитей и окутало ее, подобно кислотному дождю.

- Черт! - вскрикнула Ся Шан-юн, и это выражение в очередной раз показывает, что она была пережитком недоброго старого прошлого.

Невидимые жгучие нити окутали ее с ног до головы, оставив открытыми только глаза, уши и ноздри. Эта технология была разработана в Национальной Лаборатории Клейких Веществ после десяти лет интенсивных исследований, но на Ся Шан-юн ее научная ценность впечатления не произвела. Она шипела от ярости. Она плевалась. Ей больше ничего не оставалось - нити, сцепившись своими крошечными «пальчиками», натянулись, образовав пластиковый кокон, повторяющий очертания тела. Вокруг чрезмерно развитой грудной клетки Шан-юн оставили немного свободного пространства - только для того, чтобы она могла дышать.

Шан-юн хотела было упасть плашмя. Но прежде чем статуя, внутри которой она была заключена, коснулась плиток пола и разлетелась на куски, Робот-надсмотрщик, вытянув металлические щупальца, осторожно прижал ее к своему тяжелому корпусу.

- Гражданка Ся, - нараспев произнес механизм, - к своему огорчению, я обязан препроводить вас в тюремную камеру, как для вашего блага, так и для блага республики.

- Мммнбн, - возразила Шан-юн. - Гммнгб.

- Я сожалею о том, что вы временно лишены способности выражать свои мысли, - елейно продолжил металлический коп, - но будьте покойны, вам возвратят эту возможность, как только мы прибудем в Медицинский корпус номер шесть. И еще как возвратят, - добавил он с тихим смешком и, повернувшись вокруг своей оси, понесся прочь из Банка Информации. - Мы собираемся предъявить вам обвинение в заговоре, направленном против государства, - добавил он для ясности. - И незамедлительно предпримем соответствующие меры для вашего исправления. Да-да, не волнуйтесь.

Подействовала ли эта неуместная шутка автомата на задержанную?

А вы как думаете? Шан-юн совершенно вышла из себя.

Но не от издевательств бездушной машины. Она была серьезно озабочена своим будущим.

На самом деле ее охватила ужасная паника. Если оставить деликатные выражения, она готова была наложить в штаны.

Робот-надсмотрщик несся по фойе Центрального Хранилища с приклеенным к корпусу неподвижным телом Шан - она была похожа на неумело спеленатого младенца, с той разницей, что младенцев тогда уже не пеленали.

Когда ее голова случайно склонилась в сторону, Шан-юн разглядела людей, стремглав бросавшихся прочь с дороги. Шеф, появившийся из столовой, где поглотил ленч из шнитт-лука, торфяных культур и йогуртовых сосисок, отвел глаза и молча отступил в сторону.

- Приятной погоды, друг! - с горечью попыталась крикнуть Шан, но у нее получился лишь очередной бессвязный набор согласных.

Покинув здание, механизми его пленница съехали по пандусу к проезду, над которым красовалась табличка «Только для медицинского персонала».

Тогда, через сто девяносто семь лет, от этих слов у людей кровь застынет в жилах. Вообще-то и сейчас уже стынет, если уж на то пошло.

Робот без долгих размышлений въехал на скоростной транспортер, предусмотрительно подняв щиток, чтобы ветер не дул в лицо Шан.

На такой скорости ярко-фиолетовые огни туннеля превращались в расплывчатые полосы. Живот Шан-юн попытался было ускользнуть прочь, но ему помешал позвоночник. Однако через полминуты желудок все-таки взял свое.

- Надеюсь, все части тела на месте, дорогая, - прожужжала машина, обращаясь к Шан, у которой гудело в ушах. - Вот мы и приехали. Удачного дня.

Надзиратель съехал вниз, в белоснежный, стерильный медицинский корпус. Окажись вы там через сто девяносто семь лет, вы бы сразу поняли, что находитесь поблизости от врачей. Здесь воняло такой первоклассной смесью чистоты и праведности, что вас тут же потянуло бы блевать.

Из лифта показались две бодрые карикатуры на людей, облаченные в голубую форму; каждая клетка их тел излучала душевное здоровье и социальное благополучие.

- Гражданка Ся! - вскричал тот, что шел справа. - Добро пожаловать в Медицинский корпус номер шесть!

1
{"b":"219604","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Не жалей ни о чем. И еще 99 правил счастливых людей
Конг: Остров Черепа
Плененный любовью
Пленница. В оковах магии
Механика небесной и земной любви
Бойтесь своих желаний…
Чертополох. Излом
Путь русского гангстера. Легенды лихих 90-х
Drinks. Практический путеводитель. Крепкий алкоголь. Коктейли. Вино & пиво