ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Желание
Пусть мертвецы подождут
Разведчик. Чужая земля
Сплав закона
Абсолютная память
Факультет уникальной магии 4 (СИ)
Мир Цитадели
Последний кит. В северных водах
Двое в лодке (сборник)
A
A

— А паспорта на коней у них есть? — спросил я.

— Есть. Они их в Бронницах покупают, фальшивые.

На следующий день я встретился с моим начальником Иваном Петровичем Жаковым. Мы уточнили приметы Михая и Ивана и разработали план. Уточнив все, мы отправились на место, где, по словам старшего цыгана, был захоронен его зять.

.Все могло быть. Мог обмануть цыган, и, возможно, никакой могилы, о которой он сказал, не существовало. «Но какой смысл цыгану врать?» — думал я.

С такими мыслями приехал я на место, где был убит и захоронен цыган.

Но старик сказал правду. Приехав, мы действительно нашли запорошенный землей холмик. Как ни неприятно этим заниматься, но пришлось раскопать могилу и отправить труп в морг для экспертизы.

Жалко было старого цыгана. Ему еще раз пришлось оплакивать убитого зятя. Жаков уехал, а я еще на некоторое время задержался в небольшом цыганском таборе. Еще раз поговорив с вожаком, я взял его дочь, и мы поехали в Бронницы, через Зарайск, Белев, Тулу. В Малом Ярославце мы договорились встретиться с Жаковым.

Когда я зашел в отделение милиции в Малом Ярославце, к моему удивлению, там было собрано уже много кочующих цыган, которые сидели и на лавках и на полу.

— Что слышно о Михае? — спросил я.

— Оторвался, гад. Пойдем по следу!

.В тяжелых тулупах, сидя в розвальнях, шли мы по следу преступников. Часа через два мы подъехали к небольшой деревушке. У крайнего дома остановились. Сергеев постучал в глухую калитку. Минуты три никто не выходил, потом загремели многочисленные засовы, и в открытую дверь высунула голову седая старуха.

— Что вас черти по ночам носят! Проваливайте, вчера были! — прогнусавила она и с треском захлопнула калитку.

Мы пошли к соседнему дому. Хотели было постучать в калитку, но она оказалась открытой. Мы беспрепятственно вошли в избу. За столом сидели пожилой мужчина и две женщины. Они пили чай. Мужчина вышел навстречу нам и спросил:

— Зачем пожаловали?

— По делу, папаша. Бандитов ловим, — объяснили мы ему.

— Эх, сынки, цыгане одолели, сил больше нет. Пьют, жрут и народ обманывают. Хоть жалобу в Москву пиши. — И он зло плюнул.

— Зачем же в Москву. Есть и ближе места, куда написать можно. Ты бы, папаша, рассказал нам, что цыгане творят, где они. Мы разберемся.

— Да что далеко ходить, — ответил он, — вон санки стоят, вчера вечером прикатили двое с бабой.

— Скажи нам, чей это дом, у которого цыганские сани стоят?

— Известно чей — Нарышкиной. Живет одна, изба большая, вот и держит постояльцев.

Задворками мы подошли к дому Нарышкиной. Снегу было много, вязли по пояс. Подошли к дому. В избе горела керосиновая лампа. Я заглянул в окно. За столом сидело несколько человек. Мы без шума открыли ворота надворной пристройки и через сени вошли в дом.

— Руки вверх! — скомандовал Жаков и направил пистолет на старого цыгана. Но не успел он приказать, как молодой цыган сорвал с потолка керосиновую лампу и бросил на пол. Керосин вспыхнул и наполнил ярким светом всю избу. Началась драка. Старик выхватил нож и занес его над головой Жакова. Но прогремел выстрел, и старик упал. Молодой цыган и цыганка уже лежали на полу связанными. Пуля пробила старику плечо, и он грузно сидел на скамейке, опустив голову.

— Михай, Иван и дочь? — обратился Жаков старику.

— Все правильно, — ответил тот и запустил руку в пышную бороду.

— Цыгане задержаны, — докладывал Жаков начальнику районного отдела милиции Семену Дементьевичу Катальникову, — только к ограблению еще прибавилось убийство цыгана.

— Признались? — спросил Катальников.

— Допрашиваем, — ответил Жаков. — Пистолет и нож отобрали. Сегодня выезжаем в Подольск.

.Михай осунулся, рана дала себя знать, под глазами резко очертились мешки. Он жадно курил папиросу и исподлобья все время смотрел на Ивана. Допрос Михая начался утром. Но одного дня оказалось недостаточно, чтобы только записать все то, что лежало на совести этого цыгана.

— За что цыгана убили? — задали ему вопрос.

— Не воруй у своих, — невозмутимо ответил цыган. — Браслет и кольца украл у дочери, а у нас золото.

— Это как же получается, — спросил я, — у вас красть нельзя, а у других можно?

— Таков цыганский закон. На стороне — пожалуйста. Дед воровал, отец воровал и меня приучил.

— Надо работать и своим трудом деньги зарабатывать, а не воровать.

— Не научили работать, специальности нет. А вот воровать умею. Мы вольную жизнь любим, — продолжал Михай. — Что мне будет? — спросил цыган.

— Прежде чем гадать, что будет, нужно сначала рассказать все. А там уж суд решит по закону — на сколько напакостил, столько и получишь! — сказал я.

— За мной дел мало, — ответил он. — Год всего на свободе. Кур воровал, лошадей уводил, магазин ограбил — вот и все мои дела.

Допрос Ивана и его жены уже не представлял особого интереса. Они не стали «темнить» и все рассказали.

ГИТАРНЫЕ СТРУНЫ

Прошлое в настоящем - img_5.jpeg

Я сидел в кабинете и разбирал бумаги. Дверь отворилась, и к моему столу подошел начальник районного отдела милиции Александр Алексеевич Туманов. Он обвел глазами лежащие на столе папки с документами и своим бархатистым басом сказал:

— Собирай свои дела и быстро в машину!

Я мигом положил все в стол и уже на ходу прыгнул в открытую дверцу «газика».

Сигналя, машина быстро мчалась по Комсомольскому проспекту к переезду через Курскую железную дорогу. Туманов молчал, но я уже понял, что случилось что-то серьезное. Мы подъехали к полотну дороги, но перед самым нашим носом опустился шлагбаум с красным фонарем посредине.

— Вот всегда так, — пробурчал Туманов, — как что-нибудь серьезное, так на́́́ тебе — палки в колеса.

Через несколько минут с воем и свистом пролетел мимо нас товарный поезд, и шлагбаум медленно поднялся вверх.

— Наконец-то! А то приедем к шапочному разбору, — продолжал Туманов.

Мы подъехали к силикатному заводу, у конторы которого стояла огромная толпа. Оказывается, они пришли сегодня за зарплатой, но случилось непредвиденное.

К нам подошли директор и главбух, взволнованные и злые.

— Поздновато милиция приезжает грабителей ловить. Их, наверное, давно и след простыл!

— А ты больно быстрый, папаша, — ответил Александр Алексеевич, — быстро знаешь что делают? А тут еще шлагбаумов понаставили. Минут пятнадцать ждать пришлось.

— Лучше скажите, где сторож? — обратился Туманов к директору завода.

— Вот стоит, глаза продирает. Все на свете проспал, стервец.

Мы попросили проводить нас в бухгалтерию, где была совершена кража. В комнате все было в полном порядке, только сейф, стоявший у стены, был открыт, и вокруг пахло тройным одеколоном. Пол на всякий случай, чтобы собака не могла взять след, был посыпан нюхательным табаком.

— Где ключи? — обратился я к кассирше.

— Мои — вот. — Она, открыв сумочку, протянула мне две связки ключей.

— А где вторые экземпляры? — спросил я снова.

— Вторые экземпляры давно потеряны. Даже акт есть. Посмотрите, он лежит в сейфе в маленьком ящике.

Я достал акт. В нем действительно было указано, что ключи потеряны. Я вызвал заведующего специальной частью Полякова. Мы сели в отдельный кабинет, чтобы нам никто не мешал.

— Сколько у вас сейфов на заводе? — начал я допрос.

— Извините, не помню. Как-то ни к чему было считать.

— А кто должен контролировать, как хранятся ценности и документы?

— В общем-то директор и я, — ответил он. — Но обычно у нас создается комиссия по проверке.

— Когда у вас была последняя комиссия?

— Точно не скажу сейчас, но давно, — рассеянно ответил Поляков.

Тогда я пригласил директора и задал ему вопрос:

— Кто должен отвечать за сохранность документов и ценностей и кто должен осуществлять контроль за ними?

— Руководители подразделений, — виновато ответил директор.

6
{"b":"188019","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
#Ваш мальчик – больше любви, меньше паники. Как не сойти с ума, воспитывая сына
Ева
Игры миллионеров или Однажды в Америке
Корона за холодное серебро
Взгляд со стороны
Чужой. Море Печали
Красные моря под красными небесами
Революция крови
Серьги с алмазными бантами