ЛитМир - Электронная Библиотека

– КМС, говоришь? – насмешливо прищурился бородач.

– Не хочу свое озеро поганить.

– Тоже верно. Пойду я дровишек еще наберу. Ночи тут хоть и короткие, но неприятные. Обложимся огнем, будем по очереди дежурить. А то я все шел и думал – суток десять не посплю, и никакой пулемет не поможет.

Девушка вытянулась на песке и, закрыв глаза, стала напевать что-то задумчивое. Мужчина ворочался у воды, волоча сухие коряги, затем, тихо ступая, вернулся к огню с дровами.

Огненный шар катился к закату.

– Ну, я даю.

Девушка проснулась, потянулась и хмыкнула, разглядывая наваленный вокруг хворост.

– Ничего удивительного, свежий воздух, волнительные пейзажи, стрельба по движущимся мишеням, чувство опасности и остроты жизни. Однако твоя вахта первая. Еще часок-другой, и я отключусь.

– Заметано.

Девушка походила внутри укрепления, поглядывая на кружащиеся в небесах силуэты, и решила не спать в гамаке.

Мудрая птичка могла снять ее с развилки, не долетая до языков пламени. Вот и пригодился бронежилет. Из него вышло небольшое креслице, в комплекте с причудливой корягой, странной, как фантазии доктора Фрейда.

От нечего делать она вертела в руках «Бобра» из комплекта выживания. В комплект входили три предмета. Метательный нож в форме лаврового листа с рукоятью, обмотанной шелковой стропой, сам «Бобр» – внушительный тесак с волнистым лезвием, которым одинаково можно было рубить дровишки и драконьи головы, и «нож Робинзона». В понимании российских конверсионных мыслителей, без этого странного стального треугольника с ажурными дырками разной конфигурации на необитаемом острове делать нечего. Чудо техники величиной с ладошку младенцев могло делать следующие необходимые штуки: пилить по металлу, вскрывать бутылочные пробки, служить консервным ножом, быть плоской отверткой, гаечным ключом, гнуть и ломать проволоку, при случае мог подхалтурить напильником и что-нибудь измерить пятисантиметровой линейкой. А еще, наверное, у приплывающих охотников за головами на эту блестящую штуковину можно было выменять связку бананов или слоновий клык.

– Ага, тоже нравится? Я хохотал до упаду, и взял весь комплект. А что, швырялка по имени «Оса» очень хороша, мачете – не хуже короткого меча или твоего вон топорика. А эту штуку мы будем показывать лет через тридцать детям и внукам, пытаясь объяснить им, вернувшимся с охоты на мамонта с копьями в руках, что это за волшебная штука. Это – когда вся техника опорной базы износится, а патроны кончатся.

– Думаешь дожить до полтинника и внуков, весельчак?

– Это на свежем-то воздухе? Да запросто. Ну все, я – спать.

Глава 4

Услышав треск ветвей и уловив, что между деревьями мелькают косматые тени, человек нашел в себе силы подняться, чтобы подбросить в догорающий костер дров. Это были последние поленья, и он с надеждой посмотрел сквозь густую листву на восток, где небеса понемногу розовели.

Он встал поудобнее и поднял двустволку к плечу, потом коротко и несколько истерично рассмеялся, опуская ее к ноге.

На поляну вылетел зверек, встал столбиком и огляделся. Видом своим и размерами он напоминал зайца. Вот только не настоящего, а плюшевого, и весьма упитанного к тому же. Кроме того, он явно был зайцем сумчатым – из складки на брюхе высовывалась неожиданно крупная уморительная мордаха.

Самым же главным в этом сумчатом зайце были уши. Они у него были чебурашечьи, мохнатые, очень мягкие и теплые на вид.

Вслед за первым выскочила еще парочка зверьков и, не останавливаясь, припустила дальше, смешно подбрасывая зады и суча в воздухе розовыми пятками, несколько косолапо, но в то же время грациозно и весьма шустро.

Человек еще раз невольно рассмеялся, когда мимо его стоянки проскакали еще пятеро «зайцев».

«Ну как тут стрелять. Это – не добыча, умора, да и только. Кстати, а кто это их так шуганул?» – подумал человек и сразу же получил ответ на свой вопрос. Показались и преследователи.

Их было двое.

Это были желтые волки, с толстыми бесшерстными хвостами, несколькими темными полосами на спинах, сильно вытянутыми мордами. Они сильно напоминали кенгуру, отчего-то решивших пробежаться на четвереньках. Однако лысые хвосты в сочетании с длинными задними лапами придавали им отталкивающее сходство с крысами-переростками.

Вымершего на Земле сумчатого волка человек видел только на фотографиях, поэтому и не смог должным образом оценить, похожи ли они на свой австралийский аналог. Размерами они были чуть пониже и подлиннее восточноевропейской овчарки, но обводы тела и несколько странная пробежка совершенно не наводили на ассоциации с собаками. Тот, что покрупнее, вернее всего – самец, резко остановился, сделав такое движение, будто решил опереться передними лапами на невидимое стекло, но передумал и соскользнул с незримой преграды на землю. В краткий миг, пока он стоял на задних кенгурячьих ногах, он даже оперся на хвост. Раздалось неожиданно низкое и какое-то совсем уж не собачье рычание. Обнаруженный человек мысленно простился уже с патроном, когда с края поляны подала голос подруга желтого волка. Она несколько раз тявкнула и скакнула боком к стоявшему в нерешительности приятелю. Тот еще раз рыкнул для порядка, чихнул, втянув струйку дыма из костра, и ринулся дальше догонять «Чебурашек».

Человек подождал, убедившись, что волков было всего двое, затем принялся завтракать, размышляя, какую именно «Большую Воду» он углядел вчера вечером с огромного мертвенно-белого дерева, от рождения лишенного листьев, откуда его согнали назойливые стервятники. Если это был морской залив, то велика вероятность того, что мытарства его вскоре закончатся, причем раньше, чем патроны. Он с ненавистью посмотрел на свое горячо любимое на Земле охотничье оружие. Патроны к нему были архитяжелые, много взять с собой он не смог. А первые же дни в дивном новом мире быстро и жестоко убедили его в том, что стоило более внимательно отнестись к проблеме вооружения и экипировки. Он-то, простая душа, собрался, словно на охоту – рюкзак «Ермак» с алюминиевой рамой, номерной охотничий нож, которым в прошлой жизни очень удобно было перепиливать кости и снимать шкуры, куча разных мелочей и «вертикалка» шестнадцатого калибра, верный спутник кратких отпусков.

– Мог бы еще, пожалуй, ружье для пейнтбола прихватить, дятел, – громко сокрушался мужчина, в сотый раз вспоминая, как лениво листал импортные и отечественные каталоги оружия, уверяя себя, что лучше его берданки нет ничего на свете.

В начале перехода с ним был и пес – верный Джим, предприимчивый и жизнерадостный, не уберегшийся в первый же день на равнине от невзрачной плюгавой жабы, оказавшейся грозным хищником. Даже похоронить Джима человек толком не смог – ему пришлось ретироваться с места гибели пса, отстреливаясь от несущихся, словно курьерские поезда, плотоядных страусов с бронебойными клювами и великолепным тактическим мышлением.

Птички почти отрезали его от леса, «Ермак» оказался в двух или трех местах пропоротым клювами, пока густой кустарник не остановил их гибельного бега.

С трудом уцелевший человек долго бессильно ругался и клял пернатых, бегающих и летающих, наблюдая, как птицы безошибочно нашли едва заброшенную дерном яму, на дне которой покоился несчастный пес.

Страусы долго еще метались по степи, вырывая друг у друга кровавые ошметки, оставшиеся от верного спутника. До сих пор, хотя прошло уже больше восьми суток, мужчина тяжело вздыхал и чувствовал себя так, словно предал друга или продал родину агентам империализма.

Наконец человек закончил свой немудреный завтрак, состоявший из саморазогревающихся консервов и местных кислых ягод, как появился его собственный преследователь.

Из-за куста на поляну выглянула хитрющая морда. Затем на поляну, осторожно шевеля ушами, вышла тварь, которая сильно смахивала на росомаху. Она также точно косолапила, имела низкий, неинтеллектуальный лоб, хитрющие монгольские глазки и невероятно злобную морду.

9
{"b":"168545","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Музыка и мозг
Проклятие на удачу
Мой брат Уолт Дисней
Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов
Большая книга рождественских рассказов
Главная книга «Вожака стаи». 98 главных правил поведения для хорошего хозяина
Чизкейк внутри. Сложные и необычные торты – легко!
Трус не играет в хоккей
Берсерк забытого клана. Врата войны