ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Только один вопрос может волновать современного израильского читателя. Соломон успешно управлял царством более обширным, чем современный Израиль. У него были хорошие политические отношения со всеми соседними государствами. Он умудрялся обзаводиться друзьями и поклонниками не только среди президентов банановых республик. Сотрудничество с Ливаном и с Египтом подразумевалось само собой. Он содержал сильную армию, но ни разу не допустил, чтобы его втянули в ненужную войну. И правил он, обходясь небольшим кабинетом всего из одиннадцати министров. Ни замминистров, ни министров без портфеля. Так каким же образом он ухитрялся держаться на плаву?

Библия дает нам самый простой ответ: Бог дал Соломону «сердце мудрое и разумное».

Что же, одним поколениям везет больше, чем другим.

АДАМ, ЦАРЬ ЗВЕРЕЙ

И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою.

Бытие, 2, 7

В прославленном диспуте о сотворении мира между Книгой Бытия и Чарльзом Дарвином последний как будто получил некоторые преимущества. Однако с эстетической точки зрения библейская версия, бесспорно, более увлекательна. В сравнении с дарвиновскими длинными, растянутыми описаниями эволюции первые две главы Книга Бытия блистательно и очень быстро решают тайну сотворения человека.

Читатель, без сомнения, помнит, как переутомленный Бог, всецело поглощенный Своими творческими усилиями, разделил небо и землю, сотворил растительность и всяких ползучих тварей, и морских чудовищ, и установил два светила на тверди небесной, и создал зверей земных. В завершение каждого исполненного трудами дня Он осматривал содеянное Им и бурчал что-то, подразумевавшее, что это хорошо. На шестой день, когда все было готово, Бог сотворил первую человеческую пару — «мужчину и женщину сотворил их». Он осмотрел все, что наработал: «И вот, хорошо весьма». Усталый, но довольный, Он удалился для заслуженного отдыха на день седьмой.

И вот, когда мы наслаждаемся благами седьмого дня вместе со Святым и Благословенным, текст ошарашивает нас второй версией сотворения человека. В главе 2 «создал Господь Бог человека из праха земного» и вдохнул в него жизнь. Он поместил его в саду в Едеме «возделывать его и хранить его». А едва Он заметил, что паренек мается от одиночества, как создал всех животных и птиц. Но поскольку среди них не нашлось «помощника, подобного ему», милостивый Господь проделал знаменитую операцию его грудной клетки и ввел в мир женщину.

Многие ученые знатоки указывали, что Книга Бытия обеспечивает нас двумя версиями Творения с принципиальными различиями между ними, а именно:

Версия 1

Человек сотворен последним.

Человек возникает, как пара — «мужчину и женщину сотворил их».

Человек создан по слову Божию, как и все остальное.

Человек создан по образу Божию.

Человек получает жизнь первым на земле.

Бог приказывает человеку плодиться и размножаться, а также владычествовать над всем на земле — роль, которую человек усердно исполняет с тех самых пор.

Бог именуется «Богом».

Версия 2

Человек создан прежде растений и животных. Женщина создана не только после мужчины, но и после животных.

Человек сотворен Создателем вручную, как и животные.

Никаких упоминаний о том, что человек сотворен по какому-то образу.

Человек начинает свою жизнь в Едемском саду.

Бог приказывает человеку возделывать и хранить Едемский сад, а он терпит неудачу в своих стараниях.

Бог именуется «Господом Богом».

emp

Вопреки этим явным расхождениям традиционное еврейское толкование стоит на том, что история одна, а ее вторая часть, то есть Бытие 2, является дополнением к первой. Например, написано: «И сотворил Бог человека по образу Своему» — это обобщение; затем Он уточняет Свои деяния (…), а наблюдатель полагает, что это новые деяния, тогда как все сводится к новым подробностям первых».

В «Брейшит Раба» из Мидраша нам рассказывается история мудрецов, переводивших Пятикнижие на греческий. Их тревожило, что Птолемей Филадельф, фараон, правивший Египтом в третьем веке до нашей эры, может заметить расхождения в двух историях сотворения мира. А потому они «модифицировали» еврейский текст и чуточку изменили слово «женщина» в первой версии сотворения, так что оно стало читаться «отверстия». И со спокойной душой могли написать «мужчину и его отверстия сотворил Он их».

Ученые, исследовавшие Библию в контексте сравнительной мифологии, без сомнения, изучили эту тему как следует. Но это не мешает простому неспециалисту иметь свое мнение о данном предмете. Даже если историй сотворения там всего одна, нам, безусловно, показали два четко различающихся типа человека.

Первые слова, которые Адам I слышит от Бога: «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею». Тот факт, что Он сотворил человеческую пару, обеспечивало им способность воспроизводить себе подобных: первая человеческая пара представляла собой основу прочной социальной структуры, обладавшей потенциалом роста. И первым мужчина начал охотиться на животных и одомашнивать их, вспахивать поля и перегораживать реки плотинами. Именно мужчина добывал медную руду и закаливал сталь, валил ливанские кедры и сооружал жертвенники Богу, чтобы возносить Ему благодарения. В силу своей натуры этот человек воспринимал мир как арену, на которой он должен показывать, чего он стоит. Его экономические, технические и военные успехи укрепили его веру в то, что за ним стоит Бог: он ревностно трудился, следуя первоначальному божественному указанию. Именно этот человек написал о себе в псалме (Псалтирь, 8, 6–9): «Не много Ты умалил его пред ангелами; славою и честию увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его: овец и волов всех, и также полевых зверей, птиц небесных и рыб морских, все преходящее морскими стезями».

Согласно Мидрашу, Адам I чувствует, что мир был создан для того, чтобы он, тот, кто был создан по Его подобию, пришел бы на все готовенькое, как почетный гость. Филон Иудей Александрийский (30 г. до н. э. — 45 г. н. э.) писал, что он был сотворен «последним из всех созданий, дабы, представ перед остальными тварями, он внушил бы им великий страх: намерение заключалось в том, чтобы, впервые его увидев, они преклонились бы перед ним, как перед своим вождем и правителем».

По сравнению с этим молодцем Адам II куда более сложный и трудный для понимания характер. Он был сотворен в одиночку, и когда впервые открыл глаза, то ничего не увидел — ни зеленеющих деревьев, ни миловидной женщины, ни толпящихся вокруг зверей с разинутыми от благоговения пастями. Только пустое небо и безводную землю. Думаю, первым его ощущением был колоссальный контраст между унылой пустыней вокруг и теплым ласковым прикосновением его Творца, который только что кончил лепить его из праха и вдыхать в него жизнь. Он, точно младенец, покоился в объятиях своего Отца-жизнеподателя, у которого не было ни малейшего намерения возлагать на него в этом мире какие-либо обязанности. Он просто взял и поселил его в саду Едемском «возделывать его и хранить его». Следовательно, главной чертой его характера стало преклонение перед Богом, охрана потаенного сада его Создателя. Он не был социальным творением, способным развиваться и управлять другими, как Адам I — самый сильный из всех животных. В Бытии 2 он представлен нам тем, кем и был — одиноким слугой Бога.

Во Вселенной, состоящей из небес, земли, сада Едемского, Адам, самый первый наш праотец, ощущал себя одиноким и брошенным. Бог был слишком величественным и таинственным, чтобы видеть в нем друга. И вот, пока его аналог в Бытии 1 уже бегал по миру, укрепляя свое положение царя зверей, хранитель сада бродил среди деревьев, размышляя о своем существовании в этом чудесном, но пустынном месте.

8
{"b":"139212","o":1}