ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Моисей был уже очень в годах, лично в сражениях не участвовал и войсками не командовал. Вместо этого он просто стоял «на вершине холма» с жезлом Божьим в руке. Идея была самая несложная: «И когда Моисей поднимал руки свои, одолевал Израиль; а когда опускал руки свои, одолевал Амалик». К несчастью, у него недоставало сил держать руки непрерывно поднятыми, или, как это красноречиво описано, «руки Моисеевы отяжелели». А потому Моисей сел на камень, «Аарон же и Ор поддерживали руки его, один с одной, а другой с другой стороны. И были руки его подняты до захождения солнца».

Хотя израильским лидерам словно бы очень нравится размахивать руками как Моисей, настоящего урока они из этого эпизода не извлекли. Лидеры, чей возраст в тех или иных случаях мешает им функционировать в полную меру, должны принимать помощь своих проверенных сотрудников. Если человек калибра Моисея поступал так, то почему они не могут?

Моисей пребывал на своем посту, брызжа энергией, до ста двадцати лет. «Но зрение его не притупилось, и крепость в нем не истощилась». Тут он передал свой пост Иисусу, сыну Навину, говоря: «Теперь мне сто двадцать лет, я не могу уже выходить и входить». Даже великий царь Давид не сравнялся с Моисеем ни в долголетии, ни в успешном лидерстве.

Третья книга Царств начинается фразой: «Когда царь Давид состарелся, вошел в преклонные лета…» Собственно, дожил он только до семидесяти, и за некоторое время перед смертью впал в маразм. Последние свои дни он проводил в объятиях красивой юной девственницы по имени Ависага. Ее привезли из Сунама и уложили в постель царя посмотреть, не удастся ли ей согреть его. «Но царь не познал ее». Такая воздержанность со стороны сладострастного Давида не имела никакого отношения к морали или обету целомудрия. Он, как мы уже говорили, был в маразме.

Одряхлением Давида хитро воспользовались его жена Вирсавия и ее сообщник пророк Нафан. Эти два хладнокровных мастера интриг посадили Соломона на царский престол, когда его отец был еще жив. Их сговор и отвратительное манипулирование престарелым царем детально описаны в первой главе Третьей книги Царств. В Паралипоменоне, однако, в попытке обелить Дом Давидов эти эпизоды опущены и заменены утверждением, что Давид сознательно передал престол Соломону и именно он поручил левитам Дом Господень (который должен был построить Соломон) и отдал им все приятные связанные с этим синекуры. Несомненно, есть читатели, которые всерьез верят этим сказочкам.

Давид всего лишь один пример стареющего лидера, который не в состоянии толком понимать, что творится вокруг него, и легко поддается умелому манипулированию. А ведь Давиду, когда он впал в маразм, и семидесяти не было. Интересно заметить, что в наши дни учителя, чиновники, врачи и инженеры должны выходить на пенсию в шестьдесят пять лет, и тем не менее мы — причем не только в Израиле — безмятежно оставляем политическую судьбу страны в руках людей куда старше.

Дураки и мудрецы, одаренные люди и слабоумные встречаются равно среди молодых, пожилых и старых. Их личные качества и организаторские способности интересуют нас только в той мере, в какой они влияют на общество в целом. И в этом отношении нам всем следует руководствоваться словами Проповедника, одного из самых мудрых людей в Библии. Правда, в главе 10, 16, он говорит нам: «Горе тебе, земля, когда царь твой отрок». Однако в главе 4, 13, он пишет: «Лучше бедный, но умный юноша, нежели старый, но неразумный царь, который не умеет принимать советы».

ПЕРВАЯ ФЕМИНИСТКА

И все цари на земле искали видеть Соломона, чтобы послушать мудрости его, которую вложил Бог в сердце его.

Третья книга Царств, 10, 24

Я питаю пристрастие к красным коврам и обожаю наблюдать, как заезжие именитые особы, будь то короли, королевы или премьер-министры, наши или ихние, озирают надраенный почетный караул, пожимают бесчисленное количество рук, стоят по стойке «смирно», пока не отгремит двадцать первый орудийный залп. И просто наслаждаюсь, когда распорядитель церемонии нервно и тактично делает знак следующему министру, стоящему в очереди. И я пытаюсь вообразить, как все это выглядело три тысячи лет назад, когда царица Савская нанесла официальный визит нашему достославному царю Соломону в Иерусалиме.

К сожалению, телевизионных камер в то время не было, а скудный репортаж, имеющийся в нашем распоряжении, исчерпывается несколькими абзацами в Третьей книге Царств и в Паралипоменоне. Тем не менее экзотический привкус этого визита каким-то чудом сохранился: таинственная царица пришла «в Иерусалим с весьма большим богатством: верблюды навьючены были благовониями и великим множеством золота и драгоценными камнями». Визит включал все ингредиенты увлекательнейшего бестселлера: богатство, приключения, секс и политику, так что писатели и художники с тех пор использовали этот материал по-всякому.

Тайна, окружавшая царицу, становится очевидной с первой же строки: «Царица Савская, услышав о славе Соломона во имя Господа, пришла испытать его загадками». Библия не озаботилась сообщить нам имя царицы или хотя бы намекнуть на ее внешность. Нам известно только, что безымянная царица из далекой страны в окрестностях Йемена, известной своими редкостными и драгоценными товарами, а также сказочным богатством, услышала про мудрость Соломона и прибыла проверить, насколько слухи соответствуют действительности.

Причина, кроющаяся за этим визитом, — вот ключ к истории. Комментаторов никогда не удовлетворяло объяснение, данное в тексте. Иными словами, интеллектуальное любопытство царицы. И взыскательные умы требуют чего-то «более основательного». Царица, говорят они, прибыла в Иерусалим, чтобы подписать торговое соглашение. Бесспорно, Соломон торговал со странами к югу от Красного моря через порт в Ецион-Гавере на его северном берегу. Тем не менее государственный визит ради подписания торгового соглашения? Крайне неубедительно. В те дни шляющиеся по всему миру августейшие особы были не правилом, а редким исключением, и по веской на то причине. В их распоряжении ведь не было реактивных самолетов с кондиционерами или лимузинов. Царское турне, укомплектованное советниками, министрами, ослами, солдатами, любовницами и верблюдами, было долгим и сложным делом. Скорость передвижения определялась самым медлительным из вьючных животных; на пути подстерегали всевозможные опасности; места для сносных ночлегов были крайне малочисленны и разделены большими расстояниями. К тому же не следует забывать, что надолго оставлять престол было чревато огромным риском. Неудивительно, что библейские цари и царицы явно предпочитали оставаться на месте. Отличным примером тому может послужить описание отношений между Соломоном и Хирамом, царем Тира.

Экономические связи Тира с Иерусалимом были разнообразными и интенсивными: «И давал Хирам Соломону дерева кедровые и дерева кипарисовые, вполне по его желанию. А Соломон давал Хираму двадцать тысяч ко́ров пшеницы, для продовольствия дома его, и двадцать тысяч ко́ров оливкового выбитого масла. Столько давал Соломон Хираму каждый год». Вдобавок Соломон дал Хираму земли в Галилее. Кроме того, между обеими странами был налажен обмен специалистами. «Ибо ты знаешь, — сказал Соломон Хираму, — что у нас нет людей, которые умели бы рубить дерева так, как Сидоняне». И сидонские профессионалы валили деревья и отправляли их в Иудею и Израиль. Специалист из Тира, чья мать, между прочим, была еврейкой, заведовал литьем меди для Храма. Помимо всего прочего торговые моряки Хирама, «корабельщики, знающие море», служили во флоте Соломона, а сидонские мастера были заняты на строительных работах, затеянных Соломоном в Иерусалиме.

Тем не менее, несмотря на столь интенсивные торговые связи и близкое географическое соседство, Библия не сообщает ни о единой личной встрече между царями. Все соглашения подписывались послами. То же самое было и в его отношениях с фараоном, царем Египта. Соломон женился на дочери фараона и поддерживал с ним оживленную торговлю лошадьми и боевыми колесницами, но в Библии нет ни одного упоминания о том, что Соломон хотя бы раз лично увиделся с тестем. Короче говоря, ни подписание торговых соглашений, ни заключение военных союзов не требовало личного присутствия обоих монархов и не давало на то оснований. Так что нам придется поискать более убедительную причину для долгого, утомительного и опасного путешествия царицы Савской, путешествия, которое должно было занять по меньшей мере полгода, причем главным образом по труднопроходимым пустыням.

34
{"b":"139212","o":1}