ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однако Мардохей был родственником и доверенным лицом царицы, о чем никто не подозревал, ни царь, ни бедняга Аман, который узнал про это слишком поздно. Замысел Мардохея был дерзким и умным, однако в нем имелось одно серьезнейшее «но» — Мардохей сознательно подверг опасности жизнь каждого еврея в пределах Персидской империи. Он устроил так, чтобы Аман обязательно узнал про его этническое происхождение, после чего Аман выступил с предложением истребить все еврейское население империи. Аман вначале вовсе не был гонителем евреев. Таким его сделала нестерпимая провокация Мардохея. И он возжелал «убить, погубить и истребить всех Иудеев, малого и старого, детей и женщин».

Мардохей знал, как Артаксеркс привязался к Есфири. Он знал, что конфликт между Аманом и царем неизбежен, едва станет ясно, что план Амана опасен для царицы. Аман же не знал, что Есфирь входит в число потенциальных жертв и что она — кузина Мардохея. В любом случае, как бы ни был Мардохей умен и изобретателен, он не имел права ради завидной синекуры пускать в ход интригу, которая ставила под угрозу всех евреев.

Когда указ Амана о полном уничтожении евреев стал известен в стране, смертельный страх овладел персидскими евреями от Индии до Эфиопии. Во всех провинциях «было большое сетование у Иудеев, и пост, и плач, и вопль». Мардохей, однако, сохранял полное хладнокровие, как видно из его поведения. От минуты к минуте риск все увеличивался, опасность становилась все неотвратимее. Малейший просчет мог дорого обойтись евреям. Любой нормальный человек отступил бы, извинился, склонился в поклоне и поблагодарил бы Господа, что ему удалось обойтись без значительных потерь. Но только не Мардохей. Мардохей не знал укорота. Он был прожженный карьерист, и его миг удачи был близок. Он приготовился снять покровы с «крота», которого внедрил во дворец. Он приготовился подставить ножку Аману и выиграть джекпот.

Мардохей и Есфирь планируют завершающий удар, и она приглашает Амана и Артаксеркса к себе на обед. Аман истолковывает это приглашение, как еще один свой успех. Отношения с царем — лучше не придумаешь. Ему и в голову прийти не может, что на следующий день царица откроет, кто она по происхождению, и его конец будет предрешен. «И вышел Аман в тот день веселый и благодушный». И как вы думаете, кого он встречает у ворот царского дворца? Совершенно верно! Мардохея, который «не встал и с места не тронулся пред ним», как игрок в покер, который поставил свою последнюю рубашку на невыигрышную комбинацию, но знает, что в рукаве у него спрятан джокер.

Хорошо известно, что Святый и Благословенный часто вмешивался в библейские события, особенно в моменты стресса и нависающей опасности. Поэтому Его полное отсутствие в Книге Есфирь ну совершенно непонятно. Правда, евреи постятся и молятся, но сам Бог нигде не упоминается и не появляется.[7] С другой стороны, большую роль словно бы играет случайность. В главе шестой, когда у царя бессонница, он приказывает, чтобы принесли его памятную книгу и почитали ему из нее. И тут-то он узнает, что человек, разоблачивший заговор против него евнухов Гавафы и Фарры, еще не был вознагражден. Царь спрашивает Амана: «…что сделать бы тому человеку, которого царь хочет отличить почестию?» — и Аман, полагая, что царь имеет в виду его, рекомендует одеть счастливчика в царское одеяние и на царском коне провезти по городу. Естественно, Аман вынужден оказать почести Мардохею, и Мардохей бесплатно катается на лошадке по городу. Любой читатель, знакомый с талантом Мардохея к интригам и хитростям, не сумеет легко избавиться от подозрения, что эта, казалось бы, чистая случайность на самом деле была тщательнейшим образом спланирована. Но бесспорно, прямыми доказательствами мы не располагаем.

Случай или судьба играют роль не только в этом эпизоде. А отказ Астинь появиться на пиру? А то, что царь, не терпевший, чтобы его беспокоили, позволил Есфири явиться перед ним без приглашения в главе пятой? Будь Артаксеркс в тот момент в скверном настроении, страдай он от похмелья или несварения желудка, план Мардохея мог бы сорваться — и все евреи в империи были бы истреблены. Мардохей, заядлый игрок, ни на секунду не поколебался из-за таких тривиальных соображений. Его политическая карьера висела на волоске.

Отсутствие Бога в Книге Есфирь, возможно, еще и прием, с помощью которого автор выражает тот факт, что Бог был недоволен новым типом еврея, евреем гетто, все время околачивающимся возле августейших особ. На протяжении всех событий Мардохей ни разу не воззвал к Богу о помощи. Еврейство единственного человека в Библии, последовательно именуемого «еврей» (в русском тексте Иудеянин), используется главным образом как красная тряпка, чтобы бесить Амана.

Мардохей не один лишь еврей в Библии, преуспевший при царском дворе. До него Иосиф стал вторым при фараоне, а Неемия был виночерпием персидского царя Артаксеркса. Но какая разница! Иосиф возвысился благодаря своему разумению, которое всегда относил на счет помощи Бога. Он не участвовал в мелких придворных интригах. И хотя он был правой рукой фараона, Библия особо на этом не останавливается, предпочитая в первую очередь рассказать о том, как Иосиф восстановил свою связь с семьей и родной страной. Неемия, который жил в одном городе с Мардохеем и примерно в то же время, также изображен человеком, которого заботят в первую очередь Иудея и Иерусалим — а не обеспечение себя царскими милостями на черный день. Неемия отказывается от своего высокого поста в Сузах, чтобы отправиться в Иерусалим помочь несчастной прозябающей там еврейской общине, а Мардохей играет жизнями евреев, чтобы стать вторым после царя, — и это в изгнании!

Весь этос Книги Есфирь чужд Библии и утверждает новый образ мышления, новый тип библейского еврея. Это видно по тому, как в тексте поданы разные слагаемые сюжета — пышность персидского царского дворца, способ, каким Есфирь сумела понравиться царю, притворство Мардохея и его безответственная гордыня, коллективный национальный оргазм, вызванный верховой прогулкой Мардохея, повешением Амана и избиением персов.

Любители находить аналогии с нашим временем, наверное, особенно выделяют вот эту строку в Книге Есфирь, а именно: «А Мардохей не кланялся и не падал ниц». Как эти слова щекочут сегодня нашу еврейскую гордость! И не только они, но и то, что стоит за ними, — готовность подвергать опасности жизни евреев ради какой-то якобы священной национальной гордости. Но мне особенно хотелось бы привлечь внимание к последнему стиху, в котором Мардохей рисуется достигшим вершины успеха: он был «великим у Иудеев и любимым у множества братьев своих, ибо искал добра народу своему и говорил во благо всего племени своего». На иврите слово, переведенное как «множества», по смыслу гораздо ближе к «большинству». То есть Мардохей был популярен у большинства своих братьев, но не у всех них. Поблагодарим Бога за демократию.

БРАВЫЙ СОЛДАТ ИОАВ

И донесли царю Соломону, что Иоав убежал в скинию Господню и что он у жертвенника. И послал Соломон Ванею, сына Иодаева, говоря: пойди, умертви его.

Третья книга Царств, 2, 29

Генералы, как правило, люди упрямые и честолюбивые. Никто еще не стал начальником генерального штаба только потому, что был милым парнем или принимал к сердцу чужие беды. Но есть генералы и генералы. Есть такие, кому достаточно вести своих подчиненных в бой, и есть такие, которым всегда чего-то не хватает, такие, кого мучает неутолимый политический голод.

Высокопоставленные офицеры, которые со временем становились политиками или даже государственными мужами, не такая уж редкость в Библии. Сам царь Давид в начале своей карьеры командовал отрядом. Ииуй, один из военачальников в Рамофе Галаадском, свергнул Иорама, сына Ахава, и стал царем. Замврий, кавалерист, убил царя Илу и объявил себя царем, после чего Амврий, военачальник израильского войска, свергнул Замврия и воцарился сам.

вернуться

7

В греческой версии Книги Есфирь, более обстоятельной, чем еврейская, Бог упоминается неоднократно. (Примеч. переводчика.)

25
{"b":"139212","o":1}